У трех ведомств три разные позиции по налогу на тунеядцев, «Независимая газета»

Версия для печати
Власти пока не умеют отличать работающих от неработающих

Попытка заткнуть дыры в региональных бюджетах идет по трем направлениям. Минфин предлагает заставить неработающих граждан покупать специальную медстраховку. У Минтруда другой рецепт – обложить неработающих данью в 20 тыс. руб. в год. А Счетная палата (СП) призывает чиновников навести порядок в собственной бухгалтерии – ведь многие регионы ошибочно зачисляют в неработающие миллионы официально трудоустроенных граждан.

По данным СП региональные бюджеты переплачивают взносы в обязательное медстразование. То есть ежегодно между региональными и федеральным бюджетом теряются сотни миллиардов рублей.

В правительстве пока так и не решили, как будут облагать налогом неработающих граждан. Очевидно, пока что большую ясность вносит лишь возможное название нового сбора. Ранее премьер Дмитрий Медведев предлагал отказаться от термина «налог на тунеядство». Вчера глава Минфина Антон Силуанов обозначил обсуждаемый в СМИ сбор налогом на серые деньги.

И как сообщил министр, новый сбор пока что не учтен в бюджете на предстоящую трехлетку. «Правительство этот вопрос не обсуждало, он не учтен ни в бюджете, ни в Фонде обязательного медицинского страхования (ФОМС). Никаких решений на этот счет не принималось», – указал он. По мысли Силуанова, речь в данном случае идет не о том, что будут «нагружаться люди с небольшим достатком». «Речь идет о том, что люди зарегистрированы как неработающее население, а на самом деле имеют большой достаток и сами могут формировать свою страховку», – поясняет министр, отвечая на вопрос о возможности появления налога на серые деньги. Ведь зачастую получается, что достаточно большое количество людей, которые не работают, не осуществляют взносы в ФОМС, получают бесплатные медуслуги, хотя имеют достаточно средств для того, чтобы самостоятельно оплачивать эти услуги, считает Силуанов. «А за них сегодня платят субъекты РФ за счет бюджета», – продолжает он.

Фактически министр предлагает ввести для таких категорий своего рода «дополнительную медстраховку». Однако из слов министра непонятно, кто понимается под «зарегистрированными неработающими». Идет ли речь в данном случае именно о зарегистрированных безработных или о нигде не фигурирующих россиянах? Непонятно также, на основании чего в Минфине предлагают делать вывод о достатке неработающих россиян.

И если в Минфине сообщают, что новый сбор не учтен в бюджете-2017, то другие ведомства уже озвучивают возможный размер нового сбора. В частности, ранее глава Минтруда Максим Топилин сообщал, что размер нового налога «для начала» может составить около 20 тыс. руб. в год. И, как следовало из слов чиновника, за счет такого сбора власти надеялись оценить общее количество тех, кто скрывается сегодня в серой зоне (см. «НГ» от 24.10.16).

При этом о введении подобного сбора в Минтруде говорили еще в прошлом году. Тогда, в частности, предлагалось ввести социальный платеж, обязательный для всех граждан трудоспособного возраста, кроме официально трудоустроенных, зарегистрированных безработных, студентов, пенсионеров и льготников. То есть фактически искать за счет такого платежа россиян, занятых в теневой экономике. Тема тунеядцев была продолжена этой осенью. Спикер Совета Федерации (СФ) Валентина Матвиенко сообщала, что «нужно либо обязать неработающих граждан платить взносы, либо снижать объем оказываемой медицинской помощи». По ее мнению, каждый житель России должен сам «нести свой чемодан»: «Молодые и здоровые, понятно, что они на что-то живут. Почему за них платят те, кто работает?» Тему в конце сентября поддержала и вице-премьер Ольга Голодец. Она рассказала, что правительство разрабатывает «проект закона, когда те граждане, которые выбрали для себя путь неработы, должны будут внести платеж за фактическое использование инфраструктуры».

За всеми этими новациями по поиску трудящихся в сером секторе стоит дефицит бюджета ФОМС, снизить который власти надеются в том числе и за счет нового сбора.

Как известно, если за работающих граждан перечисления в ФОМС делает работодатель, то за неработающих расплачивается региональный бюджет. И в субъектах РФ возлагают большие надежды на введение нового сбора. В частности, губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров ранее призывал премьера Дмитрия Медведева принять соответствующий закон «как можно скорее», полагая, что это позволит снизить численность занятых в теневой экономике. «На Ставрополье 863 тыс. человек работающего населения. Трудоспособного возраста и нигде не числящегося – порядка 506 тыс. человек», – сообщал он, поясняя, что за них регион платит в ФОМС около 11 млрд руб. «Вместо того чтобы каждый год платить 4,5 млрд за неработающее население в ФОМС, мы могли бы получить дополнительные налоговые поступления в бюджет. Заработная плата – это в итоге школы, больницы, инфраструктура, которыми пользуются наши дети и родители», – соглашался врио губернатора Кировской области Игорь Васильев, полагая, что вывод из тени хотя бы части заработной платы мог бы принести в бюджет региона порядка 1,5 млрд руб.

Однако, как сообщили вчера в СП, проблема оказывается куда сложнее. Жалуясь на высокие трансферты в ФОМС, регионы сами переплачивают в бюджет фонда. «В прошлом году, когда мы проводили соответствующую проверку, мы выявили, что расхождения между данными Налоговой службы и данными, которые представляет ФОМС, составляют 5 млн человек. Это означает, что как минимум на 5 млн человек субъекты переплачивают, а соответственно федеральный бюджет также платит за этих людей, только по другому источнику», – указала вчера, выступая в Совете Федерации, глава СП Татьяна Голикова.

И, как отмечают в СП, в рамках действующего законодательства регионы будут переплачивать взносы в ФОМС и в следующем, 2017 году. Разрешить же это расхождение в рамках действующего законодательства невозможно, считают в ведомстве. «Проблема заключается в сверке данных по застрахованным, которую невозможно провести без внесения изменений в действующее законодательство», – говорит Голикова.

В итоге получается удивительная картина. С одной стороны, регионы, которые жалуются на непосильный размер трансфертов в ФОМС за неработающее население, призывая власти как можно скорее принять «закон о тунеядцах». С другой – данные федеральных аудитов, сообщающие о том, что собственно сами регионы сегодня в ФОМС за этих «тунеядцев» и переплачивают. И в текущей документальной неразберихе, как подчеркивают в СП, фактически невозможно разобраться. Можно ли в таком случае сделать вывод, что возможное принятие нашумевшего налога позволит эту неразбериху устранить?

Предлагая подобный налог, власти в первую очередь опираются на опыт Белоруссии, где в прошлом году ввели свой «налог на тунеядцев». Однако пока его сборы с населения не слишком эффективны. По словам замминистра по налогам и сборам Белоруссии Светланы Шевченко, добровольно «сдались в налоговые органы» около 11 тыс. белорусов. Между тем еще 50 тыс. «тунеядцам» были направлены извещения на оплату сбора, сообщила чиновник. Пока же налоговая инициатива Белоруссии выливается в первую очередь в рост зарегистрированной безработицы. «В 2015 году после принятия декрета в 1,5 раза возросло количество лиц, ставших на учет в качестве безработных. Также возросло количество лиц, занимающихся деятельностью по заявительному принципу, которая не требует регистрации в качестве ИП. Возросло и количество занятых в сфере агроэкотуризма, ремесленников. Кроме того, у ИП на 22% выросло количество наемных лиц», – сообщила Интерфаксу Шевченко.

Пока же и сами россияне не слишком горят желанием «выходить на свет». Как ранее сообщали экономисты из Академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС), сегодня россияне все больше разочаровываются в преимуществах легальной экономики, одобряя неуплату налогов, использование черного нала, серые зарплаты или торговлю «мимо кассы». Сегодня в стране только 16% граждан негативно относятся к использованию черного нала, тогда как в 2001 году таковых было почти втрое больше. При этом на 64% выросла доля активных сторонников «экономики в обход государства», говорят экономисты (см. «НГ» от 26.10.16).

Автор статьи: Ольга Соловьева

Статья опубликована в «Независимой газете» 27 октября 2016 года

Источник информации Счетная палата Российской Федерации