Актуальные вопросы правового регулирования контроля за расходованием средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации при осуществлении государственных закупок

Версия для печати

В условиях сокращения доходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации вполне очевидна крайняя необходимость обеспечения целевого и эффективного расходования имеющихся финансовых ресурсов государства. Однако, практика свидетельствует об обратной тенденции: с сокращением объема бюджетных средств, выделяемых для обеспечения государственных нужд, эффективность и законность их расходования уменьшается. Так, в Заключении Счетной палаты Российской Федерации на отчет об исполнении федерального бюджета за 2014 год отмечено, что количество нарушений, выявленных Счетной палатой по результатам контрольных мероприятий по проверке исполнения федерального закона о бюджете и бюджетной отчетности за 2014 год, а также тематических проверок исполнения федерального бюджета за 2014 год значительно возросло: общая сумма выявленных нарушений увеличилась в 6,8 раза по сравнению с 2013 годом и составила 263 764,2 млн. рублей (по состоянию на 27 августа 2015 года). В том числе Счетной палатой установлены отдельные факты нарушений, имеющих признаки нецелевого использования средств федерального бюджета на сумму 989,1 млн. рублей (в 2013 году – на сумму 765,4 млн. рублей), нарушения в ходе исполнения федерального бюджета — на сумму 67 489,3 млн. рублей, нарушения ведения бухгалтерского учета, составления и представления бухгалтерской (финансовой) отчетности — на сумму 77 659,3 млн. рублей, нарушения при осуществлении государственных закупок — на сумму 36 359,9 млн. рублей [8].

Приведенные данные со всей очевидностью свидетельствуют, в первую очередь,  о недостаточной эффективности расходования бюджетных средств, выделяемых для обеспечения государственных нужд. Это при том, что целью введения в действие Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» [3] было определено именно повышение эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, а, в конечном счете, — эффективности расходования бюджетных средств.

Помимо того, очевидно, что достижение поставленной цели невозможно без развитой и эффективно функционирующей системы контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Рассматривая контроль в сфере государственных закупок в ракурсе правовой гносеологии, определяясь в сущности и структуре исследуемого явления, вполне основательно отмечается, что в научной литературы сущность контроля как родового понятия определяется до настоящего времени неоднозначно: многочисленные авторские определения существенно разнятся [9].

Указанные различия предопределены, по нашему мнению, не только отсутствием имеющего сущностной характер легального определения исследуемого явления, но и различающимися потребностями авторов, детерминированными различным научным интересом и используемыми в связи с этим методологическими подходами к исследованию контроля как социально-философской, политологической, юридической, экономической и т.д. категории.

Например, широкое распространение в современной литературе получил подход, согласно которому понятие «контроль» наделяют следующим лексическим смыслом: «контроль — проверка, а также постоянное наблюдение в целях проверки или надзора» [10, С. 292.]. В данном определении, возможно, вполне основательном и допустимом в семантическом и семиотическом аспектах, в случае рассмотрения его с позиций формально-догматического и формально-логического подходов, явно вскрывается недопустимое, вопиющее смешение понятий:

во-первых, проверка не может быть отождествлена с контролем в целом, поскольку наравне с ревизией является лишь формой, т.е. внешним выражением содержания контроля;

во-вторых, наблюдение – это один из многочисленных методов контрольной деятельности, осуществляемый, наряду с иными, в ходе реализации его форм (проверки и ревизии);

и, наконец, проверка и надзор не могут ни при каких обстоятельствах быть признаны целями контроля: проверка – это, как уже отмечалось ранее, форма контроля, а надзор наравне с аудитом и контролем являются отдельными направлениями контрольно-надзорной деятельности уполномоченных органов и организаций.

В ракурсе формально-логического анализа представленное определение контроля также предстает более чем сомнительным, поскольку формулировка «проверка, … осуществляемая в целях проверки» не может не вызывать недоумения своей логической несообразностью, поскольку в результате целью некого действия предстает само это действие.

В целом, анализ многочисленных определений контроля, сформулированных в соответствии с устоявшимися подходами в соответствующих отраслях науки представителями философских, управленческих, политических, социологических и иных научных направлений, приводит к выводу о том, что дефиниции контроля, вполне адекватные интересам, решаемым указанными науками, далеко не всегда, а, точнее, — крайне редко, могут быть применены в интересах нормотворчества, правовоприменения и правоисполнения. Соответственно, они не могут служить методологической основой для определения сущности финансового контроля как финансово-правовой категории и, уж тем более, изначально не могут отражать специфику контроля в сфере государственных закупок.

Выявлению сущности и содержания интересующего нас вида контроля может послужить анализ действующего законодательства.

Вопросам контроля в сфере государственных закупок посвящены главы 4 «Мониторинг закупок и аудит в сфере закупок» и 5 «Контроль в сфере закупок» Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» [3].

В соответствии с логикой законодателя, мониторинг закупок и аудит в сфере закупок не входят в единую систему контроля в сфере закупок, который, как следует из нормы Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», должен рассматриваться обособленно. Данный подход можно объяснить исключительно стремлением законодателя разграничить указанные направления контрольной деятельности в соответствии с полномочиями органов, их осуществляющих, и процедурами, применяемыми при этом. Однако, такого рода формальное обособление, имеющее смысл в целях уточнения технологии, разграничения процедурных и инструментальных аспектов деятельности, влечет за собой проблемы содержательного и сущностного характера. При размежевании мониторинга закупок и аудита в сфере закупок от контроля в сфере закупок с точки зрения субъектного состава органов, их осуществляющих, следует исходить из объективного единства их цели, которой, в конечном счете, является обеспечение законности и эффективности государственных закупок.

Мониторинг закупок регламентирован ст. 97 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Согласно ч. 1 указанной статьи, которая вступает в силу с 1 января 2017 года, мониторинг закупок представляет собой систему наблюдений в сфере закупок, осуществляемых на постоянной основе посредством сбора, обобщения, систематизации и оценки информации об осуществлении закупок, в том числе реализации планов закупок и планов-графиков. Таким образом, мониторинг – это аналитическая деятельность уполномоченного органа, позволяющая собрать и систематизировать необходимую информацию об осуществлении закупок, а затем и оценить ее.

Целями мониторинга являются: оценка степени достижения целей осуществления закупок (цели определены в ст. 13 Закона); оценка обоснованности закупок (критерии  обоснованности закупки установлены в ст. 18 Закона); совершенствование законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок.

В соответствии с ч. 3 ст. 97 Закона мониторинг закупок осуществляется с использованием единой информационной системы (ЕИС, ранее — ЕАИСТ) и на основе содержащейся в ней информации. Результаты мониторинга закупок по итогам каждого года оформляются в виде сводного аналитического отчета, в котором дается оценка эффективности обеспечения государственных и муниципальных нужд, а также определяются меры по совершенствованию законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок. Сводный аналитический отчет подлежит размещению в единой информационной системе.

Согласно ч. 4 ст. 97 Закона мониторинг закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд обеспечивается федеральным органом исполнительной власти по регулированию контрактной системы в сфере закупок в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а ч. 8 той же статьи устанавливает право на осуществление мониторинга закупок для обеспечения соответственно нужд субъектов Российской Федерации и муниципальных нужд в соответствии с актами высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, местных администраций специально создаваемыми органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по регулированию контрактной системы в сфере закупок, органами местного самоуправления.

Термин «аудит» широко используется в последнее время в научной литературе для обозначения полномочий государственных контрольных органов. В то же время, вопрос основательности его применения в данном контексте, например, для обозначения предмета регулирования Федерального закона (ст. 1), определения статуса Счетной палаты (ст. 2), правовой основы ее деятельности (ст. 3), задач Счетной палаты (ст. 5) и т.д. [2], решается в научной литературе неоднозначно.

Отмечается, что «в отличие от Запада в России сознательно используется более жесткий, директивный термин «финансовый контроль» вместо общепринятого термина «ayдит» [12, С.574.]. Авторы современной концепции государственного финансового контроля считают, что в рамках внутреннего государственного финансового контроля, который осуществляется органами исполнительной власти, важнейшую роль играют межведомственные контрольные органы. В строгом значении этого слова они должны относиться не к внутреннему, как это принято согласно традиционному подходу, а к внешнему государственному финансовому контролю. В связи с этим полагается более обоснованным использование понятия «государственный финансовый контроль» вместо термина «внутренний государственный финансовый контроль», а понятия «государственный аудит» — вместо термина «внешний государственный финансовый контроль».

С существующей точкой зрения, согласно которой «использование в научной литературе термина «государственный аудит», обозначающего деятельность государственник органов по аудиту создания и использования публичных финансовых средств, прежде всего бюджетов, представляется оправданным» [11, С.99.], следует согласиться тем более, что при переводе Лимской декларации 1977 года на русский язык термин «публичный (государственный) аудит» был сформулирован как «государственный финансовый контроль», что, видимо, и повлекло всеобщее употребление указанного термина. В пользу высказанной точки зрения также свидетельствует и то, в соответствии со статьями 102 и 103 Конституции Российской Федерации высшими должностными лицами Счетной палаты являются аудиторы. Таким образом, осуществление ими именно аудиторской деятельности подразумевается самим названием их должности.

Однако, следует учитывать и то обстоятельство, что российский законодатель изначально определил аудит как «предпринимательскую деятельность по независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организаций и индивидуальных предпринимателей» [5].

Аналогичное определение содержится и в действующем в настоящее время законе, регламентирующим аудиторскую деятельность, согласно ст. 1 которого «Аудиторская деятельность (аудиторские услуги) — деятельность по проведению аудита и оказанию сопутствующих аудиту услуг, осуществляемая аудиторскими организациями, индивидуальными аудиторами. Аудит — независимая проверка бухгалтерской (финансовой) отчетности аудируемого лица в целях выражения мнения о достоверности такой отчетности» [4].

Очевидно, что нормы Федерального закона «Об аудиторской деятельности» на аудит в сфере закупок, равно как и государственный аудит, распространены быть не могут. Указанные виды деятельности нуждаются в специальном правовом регулировании.

Аудит в сфере закупок регламентирован ст. 98 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Согласно ч. 1 указанной статьи аудит в сфере закупок осуществляется Счетной палатой Российской Федерации, контрольно-счетными органами субъектов Российской Федерации, образованными законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации, и контрольно-счетными органами муниципальных образований (в случае, если такие органы образованы в муниципальных образованиях), образованными представительными органами муниципальных образований.

Общее представление о целях, задачах и процедурах аудита, сформулированных в Законе, можно представить следующим образом:

— Цель деятельности органов аудита в сфере закупок: анализ и оценка результатов закупок, достижения целей осуществления закупок.

— Виды деятельности органов аудита в сфере закупок: экспертно-аналитическая, информационная и иная.

— Направления деятельности: проверка, анализ и оценка информации о законности, целесообразности, об обоснованности, о своевременности, об эффективности и о результативности расходов на закупки по планируемым к заключению, заключенным и исполненным контрактам.

Помимо того, органы аудита в сфере закупок обобщают результаты осуществления ими экспертно-аналитической, информационной и иной деятельности, устанавливают причины выявленных отклонений, нарушений и недостатков, подготавливают предложения, направленные на их устранение и на совершенствование контрактной системы в сфере закупок, систематизируют информацию о реализации указанных предложений и размещают в единой информационной системе обобщенную информацию о таких результатах.

В ст. 13 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации», закрепляющей функции Счетной палаты, к таковым отнесено осуществление внешнего государственного финансового контроля в сфере бюджетных правоотношений; проведение контроля за организацией исполнения федерального бюджета в текущем финансовом году, но проведение аудита в сфере закупок товаров, работ и услуг, а также аудит (контроль) состояния государственного внутреннего и внешнего долга Российской Федерации, долга иностранных государств и (или) иностранных юридических лиц перед Российской Федерацией, бюджетных кредитов, предоставленных из федерального бюджета.

Частью 12 ст. 14 Закона особо предусмотрен аудит в сфере закупок товаров, работ и услуг, осуществляемых объектами аудита (контроля), который проводится в целях оценки обоснованности планирования закупок товаров, работ и услуг для государственных нужд, реализуемости и эффективности осуществления указанных закупок.

Соответственно, оценке подлежат выполнение условий контрактов по срокам, объему, цене контрактов, количеству и качеству приобретаемых товаров, работ, услуг, а также порядок ценообразования и эффективность системы управления контрактами.

Нормы ст. 16 «Методы осуществления деятельности Счетной палаты» не содержат никакой дифференциации методов осуществления контрольной и экспертно-аналитической деятельности (т.е. аудита): ими являются проверка, ревизия, анализ, обследование, мониторинг.

Контроль в сфере закупок в соответствии со ст. 99 Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» осуществляют органы контроля в пределах их полномочий:

1) федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление контроля в сфере закупок, контрольный орган в сфере государственного оборонного заказа, органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органы местного самоуправления муниципального района, органы местного самоуправления городского округа, уполномоченные на осуществление контроля в сфере закупок. Согласно п. 1 Положения о Федеральной антимонопольной службе [6] Федеральная антимонопольная служба (ФАС России) является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю (надзору) в сфере государственного оборонного заказа и в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, а также по согласованию применения закрытых способов определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей);

2) федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий правоприменительные функции по кассовому обслуживанию исполнения бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, финансовые органы субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, органы управления государственными внебюджетными фондами. Положение о Федеральном казначействе [7] в п. 1 устанавливает, что Федеральное казначейство является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции по обеспечению исполнения федерального бюджета, кассовому обслуживанию исполнения бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, предварительному и текущему контролю за ведением операций со средствами федерального бюджета главными распорядителями, распорядителями и получателями средств федерального бюджета;

3) органы внутреннего государственного (муниципального) финансового контроля, определенные в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации. Согласно ст. 265 БК РФ [1] внутренний государственный (муниципальный) финансовый контроль в сфере бюджетных правоотношений является контрольной деятельностью Федеральной службы финансово-бюджетного надзора (в настоящее время расформирована, полномочия в части финансово-бюджетного контроля переданы Федеральному казначейству), органов государственного (муниципального) финансового контроля, являющихся соответственно органами (должностными лицами) исполнительной власти субъектов Российской Федерации, местных администраций (далее — органы внутреннего государственного (муниципального) финансового контроля), Федерального казначейства (финансовых органов субъектов Российской Федерации или муниципальных образований).

Контроль в сфере закупок также осуществляют:

— субъекты ведомственного контроля в сфере закупок, к которым относятся государственные органы, Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», органы управления государственными внебюджетными фондами, муниципальные органы, осуществляющие контроль в отношении подведомственных заказчиков (ст. 100 Закона);

— заказчики, обязанные осуществлять контроль за исполнением поставщиками (подрядчиками, исполнителями) условий контракта (ст. 101 Закона);

— субъекты общественного контроля, к которым отнесены граждане, общественные объединения и объединения юридических лиц, наделенные правом осуществлять контроль за соблюдением требований законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок.

Что касается полномочий органов внутреннего государственного (муниципального) финансового контроля по осуществлению внутреннего государственного (муниципального) финансового контроля определены ст. 269.2 БК РФ.

В ст. 267.1 БК РФ установлено, что методами осуществления государственного финансового контроля являются: проверка, ревизия, обследование, санкционирование операций. Напомним, что ст. 16 Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации» к таковым отнесены проверка, ревизия, анализ, обследование, мониторинг.

Под проверкой (в целях БК РФ) понимается совершение контрольных действий по документальному и фактическому изучению законности отдельных финансовых и хозяйственных операций, достоверности бюджетного (бухгалтерского) учета и бюджетной (бухгалтерской) отчетности в отношении деятельности объекта контроля за определенный период. Таким образом, проверка, в свою очередь, может быть, как фактической, так и документальной.

Под ревизией (опять-таки в целях БК РФ) понимается комплексная проверка деятельности объекта контроля, которая выражается в проведении контрольных действий по документальному и фактическому изучению законности всей совокупности совершенных финансовых и хозяйственных операций, достоверности и правильности их отражения в бюджетной (бухгалтерской) отчетности. Следовательно, признаками ревизиями, отличающими ее от проверки, выступают ее комплексность, заключающаяся во всеобщем характере предмета и контрольных мероприятий и обязательном фактическом контроле. Результаты проверки, ревизии оформляются актом.

Включение в число методов контроля обследования, под которым в тексте БК РФ понимаются «анализ и оценка состояния определенной сферы деятельности объекта контроля» в очередной раз свидетельствуют о непонимании законодателем различия между контрольными формами (ревизия и проверка) и используемыми при их реализации методов (процедур), которые и включают обследование, осмотр, анализ, истребование документов, получение объяснений и пр.

Предусмотренный п. 5 ст. 267.1 БК РФ метод контроля «санкционирование операций» признать таковым представляется также недопустимым, поскольку  понимаемое под ним «совершение разрешительной надписи после проверки документов, представленных в целях осуществления финансовых операций, на их наличие и (или) на соответствие указанной в них информации требованиям бюджетного законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения» является, как следует из самого определения, лишь отражением результатов той самой проверки документов, о которой говориться в указанной норме и самостоятельного контрольного содержания не имеет. Поскольку санкционирование рассматривается как совершение разрешительной надписи, осуществляемое после и по результатам документальной (камеральной) проверки, постольку по своей природе оно не может являться методом контроля, выступая, равно как акт по результатам проверки (ревизии), во-первых, подтверждением самого факта проведения контрольных мероприятий и, во-вторых, отражением результатов контрольных действий (в данном случае  наличия документов, соответствия (несоответствия) операции законодательству.

При этом очевидно несоответствие подходов, реализованных в БК РФ и Федеральном законе «О Счетной палате Российской Федерации».

Так, ст. 14 Закона, наделяющая Счетную палату полномочиями, устанавливает, что Счетная палата осуществляет контрольную, экспертно-аналитическую, информационную и иные виды деятельности. При этом согласно ч. 3 указанной статьи контрольная и экспертно-аналитическая деятельность осуществляется путем проведения контрольных и экспертно-аналитических мероприятий в форме:

а) предварительного аудита,

б) оперативного анализа и контроля;

в) последующего аудита (контроля)

в соответствии со стандартами внешнего государственного аудита (контроля), утверждаемыми Счетной палатой.

В соответствии же с ч. 4 той же статьи указанная (контрольная и экспертно-аналитическая) деятельность осуществляется в виде:

а) финансового аудита (контроля);

б) аудита эффективности;

в) стратегического аудита;

г) иных видов аудита (контроля).

опять же в соответствии со стандартами внешнего государственного аудита (контроля), утверждаемыми Счетной палатой.

Часть 5 той же статьи Закона устанавливает, что финансовый аудит (контроль) применяется в целях документальных проверок достоверности финансовых операций, бюджетного учета, бюджетной и иной отчетности, целевого использования федеральных и иных ресурсов в пределах компетенции Счетной палаты, проверок финансовой и иной деятельности объектов аудита (контроля). При проведении финансового аудита (контроля) … осуществляется проверка соблюдения бюджетного законодательства Российской Федерации, а также нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения.

В связи с этим представляется, что ревизия и проверка являются формами государственного финансового контроля, а приемы, применяемые в ходе их применения (анализ, синтез, проверка документов, убеждение, принуждение и т.д.), являются методами контроля.

Итак, под формой государственного финансового контроля следует понимать способы конкретного выражения и организации кон­трольных действий.

Под методами государственного финансового контроля понимаются при­емы, способы или средства его осуществления. Методы государственного финансового контроля разли­чаются в зависимости от того, является он документальным или фактическим. Помимо того, применение конкретного метода зависит от ряда факторов: правового положения и особенностей форм деятельности органов, осуществляющих контроль, от объекта или цели контроля, основа­ний возникновения контрольных правоотношений и др. Используются различные методы финансового контроля.

Таким образом, представляется возможным утверждать, что система контроля в сфере государственных закупок, рассматриваемая в широком смысле слова, включает и мониторинг закупок, как систему наблюдений, осуществляемых на постоянной основе посредством сбора, обобщения, систематизации и оценки информации об осуществлении закупок, и аудит в сфере закупок, который проводится путем проверки, анализа и оценки информации в целях оценки обоснованности планирования закупок товаров, работ и услуг для государственных нужд, реализуемости и эффективности осуществления указанных закупок, и собственно контроль в сфере закупок, что позволяет рассматривать их в ракурсе единства целей, решаемых задач, принципов. Указанный подход позволяет обеспечить системное воздействие на объекты контроля. Помимо того, рассмотрение контроля в сфере государственных закупок в качестве функционирующей системы, включающей в свою структуру указанные элементы, дает возможность применения в процессе его исследования методологии системно-функционального анализа, что позволяет вычленить многочисленные «пересечения» функций контрольных органов и контролирующих субъектов. К такому выводу приводит, в частности, даже самый абрисный анализ легально закрепленных целей аудита и мониторинга в сфере закупок и полномочий органов, их осуществляющих. Например, аудит в сфере закупок проводится в целях оценки обоснованности планирования закупок товаров, работ и услуг для государственных нужд, реализуемости и эффективности осуществления указанных закупок. Оценке подлежат выполнение условий контрактов по срокам, объему, цене контрактов, количеству и качеству приобретаемых товаров, работ, услуг, а также порядок ценообразования и эффективность системы управления контрактами. Одновременно целями мониторинга являются: оценка обоснованности закупок; оценка степени достижения целей осуществления закупок.

Что касается совпадения полномочий органов внутреннего государственного финансового контроля, то проблема (на федеральном уровне) получила свое легальное разрешение в связи с расформированием Росфиннадзора и передачей его полномочий в части внутреннего государственного финансового контроля Федеральному казначейству. Также нуждаются в уточнении нормы ст. 267.1 БК РФ, поскольку из четырех определенных в ней методов финансового контроля лишь один является таковым, и приведение в соответствие норм указанной статьи БК РФ и положений ст. 16 «Методы осуществления деятельности Счетной палаты» Федерального закона «О Счетной палате Российской Федерации».

 

Библиографический список

  1. Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 № 145-ФЗ // Собр.законодательства Рос.Федерации. – 1998. — № 31. — Ст. 3823.
  2. Федеральный закон от 5 апреля 2013 года №41-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» // Собр.законодательства Рос.Федерации. — 2013. — № 14. — Ст. 1649.
  3. Федеральный закон от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» // Собр.законодательства Рос.Федерации. — 2013. — № 14. — Ст. 1652.
  4. Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» // Собр.законодательства Рос.Федерации. — 2009. — № 1. — Ст. 15.
  5. Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» // Собр.законодательства Рос.Федерации. — 2001. — № 33 (Часть 1) — Ст. 3422 (утратил силу).
  6. Постановление Правительства РФ от 30.06.2004 № 331 «Об утверждении Положения о Федеральной антимонопольной службе» // Собр.законодательства Рос.Федерации. — 2004. — № 31. — Ст. 3259.
  7. Постановление Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. № 703 «О Федеральном казначействе» // Собр.законодательства Рос.Федерации. — 2004. — № 49. — Ст. 4908.
  8. Заключение Счетной палаты Российской Федерации на отчет об исполнении федерального бюджета за 2013 год № ЗСП – 342/16-10 от 29 августа 2014 г. // Официальный сайт Счетной палаты Российской Федерации: URL: http://www.gov.ru
  9. Землин А.И., Землина О.М., Назарчук И.П., Назарчук И.А., Акимов В.М. Актуальные проблемы внешнего финансового контроля за деятельностью государственных учреждений: монография. — Воронеж: Научная книга, 2013.
  10. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. — М.: Азбуковник, 1997.
  11. Степашин С.В., Двуреченских В.А., Чефинец Е.А., Чернавин Ю.А. Власть — Демократия — Контроль. — М.: Финансовый контроль, 2005.
  12. Шахрай С.М. Конституционное право Российской Федерации. — М., 2003.

Автор статьи:

Землин Александр Игоревич

Главный научный руководитель Института общественного контроля «Национального комитета общественного контроля России»,
доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации.